Новости ВЭД РФ

16.10.2017
Как стартапу воевать с троллями и вампирами

Российский оператор-разработчик проекта ДО-РА (персонального дозиметра-радиометра, совместимого со смартфонами на различных платформах) объявил о победе в борьбе за патент на изготовление устройства и начале серийного производства. По прошествии пятилетнего противостояния и судебных разбирательств, множества технических экспертиз, куда были привлечены ведущие вузы страны, суд по интеллектуальным правам вынес решение в пользу российского производителя. О принципах войны с «патентными троллями» и о том, как защитить свои права на международном рынке интеллектуальной собственности, «Инвест-Форсайту» рассказал генеральный директор «Интерсофт Евразия», руководитель проекта ДО-РА, кандидат технических наук Владимир Елин.

– Владимир Александрович, какова история вашей персональной «войны с троллями», и чем все закончилось?

– В нашем случае война с патентными троллями завершилась с вполне благополучным исходом, несмотря на то, что не удалось доказать факт создания конкурентного патента фактически по мотивам одного из наших базовых патентов и более ранних наших публикаций и прототипов, получивших широкое публичное освещение. Более подробно я рассказывал об этом в статье: «История патентной войны ДО-РА». Могу лишь добавить: подобные войны для изобретателей не только вредны, но, в определенном смысле, полезны. В интеллектуальных баталиях начинаешь понимать, как важны все аспекты изобретаемого продукта, изложенные по пунктам в Формуле изобретения. И если удача, правда и квалификация в области изобретаемого на твоей стороне, то как бонус от патентного спора – решение Суда по интеллектуальным правам (СИП), подтверждающее незыблемость твоих патентов. А факт выигрыша в подобном споре сам по себе может поднять и цену капитализации интеллектуальной собственности, выраженной в нематериальных активах в виде патентов, свидетельств об изобретениях, товарных знаков и брэндов, прототипов и промышленных образцов.

– Как считаете, в эпоху глобализации и развития цифровой экономики какие основные угрозы стоят перед изобретателем как носителем интеллектуальной собственности, если он желает выходить на международный уровень?

– Основные угрозы для изобретателя в эпоху научно-технического прогресса я вижу в ускорении конкуренции на основе уже изобретённого и фактически способного улучшаться не через год, два, три, как это было ранее, а чуть ли не каждый квартал текущего года. В современных R&D центрах вовсю работают компьютеризированные системы с элементами искусственного интеллекта (ИИ), способные значительно облегчать труд инженеров-разработчиков и конструкторов. А они как раз и составляют основное звено изобретательского корпуса, движителя и ускорителя НТП. Другой аспект угрозы для создателей и носителей интеллектуальной собственности при развитии цифровой экономики заключается в пренебрежительном отношении, собственно, к надлежащей регистрации этой собственности. Многие изобретатели до сих пор считают, что если отнесут свои изобретения к категории «ноу-хау» и защитят корпоративными распоряжениями о коммерческой тайне, никто не сможет быстро добраться до их сути. Увы, это глубоко ошибочная и неконструктивная точка зрения. Наши зарубежные «братья» по разуму с помощью высокотехнологичных стендов, мощных компьютеров и других премудростей современного мира такие «ноу-хау» щёлкают за недели, а прототипируют за дни. Поэтому стоит изначально идти по линии: заявка на российский патент и международная РСТ заявка, а далее регистрация интеллектуальной собственности в ключевых экономиках мира.

– Патентные тролли и вампиры – кто они?

– Есть несколько типов патентных троллей, по моему разумению. Причём в определённых ситуациях они могут выступать в разных ипостасях – как санитары леса, как вампиры, даже как созидатели и двигатели прогресса.

Первый тип таких людей можно условно назвать «Робин Гудами». Это типичные небогатые индивидуалисты, имеющие за душой один-два и более патентов общего характера применения, например: «протокол передачи сигнала различными способами или методами от аналогового до цифрового, от одного устройства до другого устройства или группы устройств и т.д.». Их основная миссия заключается не в том, чтобы создать прототип или серийную модель изобретённого, а чтобы сесть на хвост другому изобретателю с похожими технологиями, но уже выпускающего свою продукцию на их основе. На крайний случай – подсесть на зарплату к дрогнувшему коллеге-изобретателю, убеждая, что этим сторонним патентом его возможно разорить.

Другой тип троллей можно назвать «промо-тролли». Обычно их несколько человек, они могут обладать большим опытом и определенным материальным потенциалом. Патентов на полезные модели и изображения у такой группы могут быть десятки, а то и сотни. Эти тролли зачастую копируют с незначительными улучшениями чужие разработки, добавляя им некую универсальность, например, «мухобойка-спиночесалка с функцией веера», и начинают быстро производить, в основном получая материальный эффект от продаж. При этом иногда они делают набеги на чужие подобные патенты. Вот эти-то могут быть порой как вредными, так и полезными обществу: если быстро и недорого производят инновационную продукцию.

И третья категория патентных троллей – «связанные одной цепью». Это профессиональные сообщества юристов-патентоведов-изобретателей-фондов, в слаженной команде атакующих различные цели. Они извлекают ренту из промашек владельцев патентов и изобретений, запущенных в масштабное производство в виде конкретной продукции (опять же, стоит вспомнить суд Apple против Samsung).

– Какой у них арсенал средств? Что становится первоочередным объектом атаки?

– Арсенал средств для достижения целей от троллинга сравнительно небольшой. Это юристы и технические эксперты сообщества, финансовое плечо поддержки патентного троллинга в виде фондов и психологическая атака через СМИ. Как правило, объектом атаки патентных троллей становятся люди или компании-правообладатели патентов через «окно возможней», а точнее, дыры – слабые места в патенте на полезную модель, реже в изобретении. Иногда под троллинг подпадают товарные знаки и промышленные образцы. Но всегда это происходит, когда имеется, что брать, с кого брать – то есть при уже хорошо раскрученном промышленном производстве изделия со спорными признаками новизны или явными элементами копирования чужой технологии.

– Как изобретателю распознать, что он становится жертвой «патентного тролля»?

– Патентный тролль сам вас находит, как в известном меме: «а теперь мы идём к вам»! Ибо служба патентных поверенных у таких ребят обычно на высоте, так как составляет основу бизнеса. Их специалисты постоянно мониторят патентный ландшафт, а технические кадры анализирует те области НТП, где имеется высокий производственный потенциал с массовым внедрением изделий по схожим до степени смешения патентам. И вот вам прилетает письмецо примерно со следующим содержанием: «вы нарушаете права такого-то патента держателя, и согласно статье такой-то такого-то кодекса вам надлежит урегулировать взаимоотношения в несудебном порядке. А если вы не согласитесь это сделать, стоимость иска на материальный ущерб будет такой большой, что вы будете очень долго сожалеть, что не урегулировали с нами все формальности на данном этапе».

– И как же защититься? Есть универсальное средство или, на ваш взгляд, в каждом случае изобретатель вынужден работать по новому сценарию?

– Для начала не стоит отчаиваться и тем более дрейфить по поводу атаки патентного тролля: там тоже люди со своими слабостями. Этот вызов судьбы стоит принять как «манну небесную» за то, что «интеллектуальные флибустьеры» удостоили такого внимания вас с вашим патентом. Кстати, это хороший знак: атака патентного тролля говорит о перспективности и полезности изобретения для людей. В первую очередь надо положиться на квалифицированных патентоведов, лучше со значительным стажем в вашей области знаний. Это решение поможет отбить по меньшей мере первую серию атак ваших троллей. Если рекомендация не помогла отбиться от первого набега, запаситесь терпением и поищите квалифицированных юристов по интеллектуальному праву в команде с уже имеющимися в вашей компании патентоведами. Теперь вы сможете поквитаться за «наезд» на ваши патенты через СИП в открытой борьбе за интеллектуальные права!

В этой жизни нет ничего универсального для битвы с патентными троллями. Что точно работает – постоянное совершенствование собственной квалификации и разработок. Именно это поможет «интеллектуальным флибустьерам» никогда вас не догнать.

– По вашему опыту: насколько существующие административная и судебная системы готовы (и способны) защищать изобретателя?

– Если идти по правильному пути при возникновении патентного казуса, а именно – сначала через Палату по патентным спорам при Роспатенте (теперь это Федеральный институт промышленной собственности (ФИПС)). На это обычно уходит от 3 до 6 месяцев, а порой и год. И лишь в случае отказа идите прямиком в Суд по интеллектуальным правам (СИП). Это тоже отнимет от 3 до 6 месяцев, но время до Победы или проигрыша будет минимальным, при этом затраты на патентную войну – оптимальными. В целом, оценивая личный опыт пятилетней «патентной войны», считаю: СИП – та инстанция, которой изобретателям на самом деле так не хватало при практическом решении споров по интеллектуальной собственности. Кстати, СИП был создан совсем недавно – в 2013 году, но именно он занял ключевое место в системе защиты интеллектуальных прав изобретателей и патентообладателей.

Беседовал Кирилл Иванов

Архив новостей ВЭД РФ НАЗАД К СПИСКУ